Состоялось очередное заседание Президиума ЦДУМ РоссииМитрополит Никон принял участие в работе IX съезда ЦДУМ РоссииЦДУМ России - единственный в России муфтият, где нет имамов-салафитов, заявляют в администрации Президента РФГлава Башкирии отметил роль ЦДУМ России в защите общества от экстремизма и укреплении государстваСъезд ЦДУМ России стал самым представительным собранием мусульман России в новейший период - исламоведПосещение высокими гостями IX съезда ЦДУМ России медресе «Нуруль Ислам»Итоги IX cъезда ЦДУМ РоссииИтоговое заявление IX съезда ЦДУМ РоссииIX съезд ЦДУМ России. Доклад «О ситуации в мусульманском сообществе России и задачах ЦДУМ в современных условиях»Выступление гостей IX съезда ЦДУМ РоссииКонцерт для участников съездаВыступление Председателя ЦДУМ России, Верховного муфтия, Шейхуль-Ислама Т.С.Таджуддина на IX съезде ЦДУМ РоссииМусульмане решили объединитьсяIX съезд ЦДУМ России стал местом консолидации традиционного для России исламаВыступление Президента РБ Р.З.Хамитова на IX съезде ЦДУМ РоссииПриветствие Л.П.Решетникова IX съезду ЦДУМ РоссииСостоялся очередной IX съезд ЦДУМ РоссииВстреча с Государственным Советником Татарстана Минтимером Шаймиевым«Ифтар от счастливых женщин» подвел итоги РамазанаЖенские ифтары в Уфе собирают сотни участницЕще один «Ифтар от счастливых женщин» прошел в УфеАктивистки общественного движения «Гибадуррахман» провели ифтар в УфеВ селе Ябалаклы Республики Башкортостан прошла гуманитарная акцияВ Уфе отметили Всемирный день хиджабаПрошел VI Всероссийский форум женственностиМуфтият Крыма принимает участие в форуме женственности в УфеВ Уфе прошел VI Всероссийский форум женственностиСотрудники Администрации ЦДУМ России организовали благотворительную акциюВ Уфе состоялся V Всероссийский форум женственностиМусульманки Уфы устроили велопробег«Ифтар от счастливых женщин»Молодые политики Башкортостана встретились с главой уммы страныСтарейший исламский центр страны поддерживает детский спорт и здоровый образ жизниУфа выбирает здоровый образ жизниВ Уфе прошел IV Всероссийский форум женственности«Ураза-Байрам» для всех уфимцевИфтар от женщин БашкортостанаВ Соборной мечети Уфы «Ляля-Тюльпан» прошел «День донора»Девушки выбирают женственностьВолонтеры «Гибадуррахман» отдали дань памяти своим соотечественникамСпорт как лекарство от недугов душиАктивистки «Гибадуррахман» провели семинар для женщин в г.ОктябрьскийВ Уфе при содействии ЦДУМ России прошли соревнования по художественной гимнастике среди девочекВ Уфе прошел благотворительный праздник выходного дняЧишминская весна ЦДУМ РоссииВ Башкирии прошли спортивные состязания, приуроченные к 23 февраляВ Башкирии прошли спортивные состязания для детей и подростков на призы ЦДУМ РоссииВ Уфе прошел третий Всероссийский форум женственностиВ Уфе на конкурсе «Суперневестка» показали мусульманскую модуВ Башкирии мусульманок научили быть современнымиПротоиерей Вячеслав Архангельский принял участие в НПК «Современная мусульманка – личность, семья, общество»Верховный муфтий России Таджуддин считает необходимой операцию РФ против ИГ в СирииКрасота + талант = суперневесткаОчередной женский форум в УфеЦДУМ России провело акцию в поддержку детского спортаЦДУМ России провело спортивное состязание среди мусульманок «Мир. Ислам. Спорт»Активисты «Гибадуррахман» ЦДУМ России раздали инвалидам по зрению мясо жертвенных животныхАктивистка «Гибадуррахман» представляла ЦДУМ России на северокавказской мусульманской ярмаркеВторой день VIII Международной научно-практической конференции «Идеалы и ценности ислама в образовательном пространстве XXI века»Доклад Митрополита Никона на конференции «Идеалы и ценности ислама в образовательном пространстве XXI века»ЦДУМ России провело фестиваль спорта среди детей и подростков Прошел благотворительный турнир по мини-футболу среди мужских студенческих командCтартовал турнир по хоккею с шайбой среди любительских мужских команд на призы Верховного муфтия«Соберем детей в школу!»В Башкирии стартовал проект «Путь к Исламу»Активисты «Гибадуррахман» ЦДУМ России провели сельский ифтар Женский ифтар в Уфе«День донора» (Соборная мечеть «Ляля-Тюльпан» города Уфы) 29 мая 2015 годаС латыни переводится как «дарить»Активисты «Гибадуррахман» посадили более ста деревьевВолонтеры «Гибадуррахман» посетили приют для бездомных животныхВ Уфе прошел пленум ЦДУМ РоссииАктивисты «Гибадуррахман» ЦДУМ России посетили детей, больных гемофилией Состоялась презентация общественной организации «Гибадуррахман»В Соборной мечети Уфы «Ляля-Тюльпан» состоялся «День донора»«День донора» в Соборной мечети Уфы «Ляля-Тюльпан»В Уфе состоялся Шура-Меджлис (Пленум) Президиума ЦДУМ РоссииПредседатель РДУМ ЯНАО Анур Загидуллин: если не будем просвещать детей в духе исламских ценностей, никакого будущего у нас не будет25-28 октября 2012 года благословенный праздник «Курбан-Байрам»«Гибадуррахман» желает всем мира

По итогам IX съезда ЦДУМ России состоялась пресс-конференция в «Комсомольской правде» в Башкортостане»

По итогам IX съезда ЦДУМ России состоялась пресс-конференция в «Комсомольской правде» в Башкортостане» 16.10.2012

Приводим наиболее интересные выдержки из стенограммы пресс-конференции Председателя ЦДУМ России, Верховного муфтия, Шейхуль-Ислама Талгата Сафа Таджуддина и директора  Института этнологических исследований им Р.Г.Кузеева Уфимского научного центра РАН  Айслу Билаловны Юнусовой «Джихад дома: эхо преступлений против мусульманских религиозных лидеров на Северном Кавказе и в Татарстане. Мнение исламской общественности в Башкирии».

 

Корреспондент:

Какова опасность распространения религиозного радикализма и цели создания новой общественной организации?

 

Талгат Таджуддин:

Ваххабизма и экстремизма в Башкортостане нет. Данная проблема была поднята на IX съезде ЦДУМ. Сегодня в республике 700 имамов, и среди них нет ни одного ваххабита. Однако движения, происходящие в Дагестане, и покушение на муфтия Татарстана имеют отклик в нашем регионе. Создана общественная организация мусульман, которая примет непосредственное  участие в духовно-нравственном возрождении общества.

Все существующие региональные духовные управления будут вступать в общественную организацию «Гибадуррахман». Почему «Гибадуррахман»? Переводится как «рабы Божьи», а мы все рабы Божьи. В священном Коране есть восемь аятов, куда заложен весь устав этой общественной организации. Люди, которые будут работать с общественностью, с молодежью, прежде всего должны сами иметь духовно-нравственный стержень. Это не обязательно люди, которые ходят в мечеть, читают намаз. Каждый, кто считает себя мусульманами в душе, но не дошел до того, чтобы исполнять обряды, но хочет узнать истину и помочь духовно-нравственному возрождению общества.

 

Корреспондент:

Спасибо большое! Давайте зададим тот же вопрос Айслу Билаловне.

 

Айслу Юнусова:

Спасибо. Во-первых, полностью поддерживаю мнение уважаемого Верховного муфтия России. Действительно, в мечетях Башкортостана нет имамов, которые бы исповедовали радикальные идеологии, но опасность в республике, конечно же, есть. Опасность распространения религиозного радикализма имела тенденцию в первом десятилетии 21-го века, имеет и сейчас. Существует попытка интервенции радикализма в наше пространство мусульман не только Республики Башкортостан, но и России в целом. Эта интервенция имеет несколько этапов. Первый этап – это массированный вброс русскоязычной экстремистской литературы. Второй этап – это действие уже самих ячеек уже упоминавшейся уважаемым Талгат-хазратом международной экстремистской организации «Хизбут-Тахрир аль Ислами». И на сегодняшний день, к сожалению, эти ячейки продолжают функционировать несмотря на то, что состоялся, наверное, уже не один десяток заседаний и возбуждено несколько уголовных дел, направленных на пресечение деятельности международной террористической организации, а она таковой признана решением Верховного суда РФ в 2003 году. Тем не менее, опасность дальнейшего распространения их деятельности существует. Связано это прежде всего с тем, что, к сожалению, в нашей стране в 90-е годы, когда наступил этап возрождения не только ислама, но и других традиционных религий, ощущался острый голод знаний в кадрах духовенства. Авторитетов, который сможет что-то разъяснить, такой только один – Талгат Сафич, подобных ему мало людей, которые имеют высшее богословское образование  и качественные знания. Все это привело к тому, что молодежь была подвержена влиянию совсем других людей, которые на самом деле пытались отвлечь ее от настоящего ислама. Это попытка разделить интересы молодых и интересы устоявшегося общества. Конечно, молодежь всегда была максималистски настроена. Вечный конфликт отцов и детей в природе никто отменить не может, он присущ человечеству, но ведь дело приняло оборот крайний. Юношей и девушек натравливают на имамов и даже на своих родителей, на тех, кто считает себя мусульманином, но с точки зрения радикальной молодежи не так себя ведет, не так одет, который не так встал, не так сел и т.д. Все это молодыми воспринимается как не ислам. Игнорируется тот факт, что ислам здесь в Приуралье был еще начиная с самого первого года хиджры. Связи местного населения с мусульманским миром давние, устоявшиеся. Ислам здесь имеет свои глубокие традиции. Радикализация сознания молодежи – это очень большая опасность. Второй момент, который вызывает большое беспокойство – молодежь мало знает, и как отметил Талгат Сафич, все зло – невежество. Молодежь мало знает, а знания ей сегодня могут дать далеко не все. К сожалению, много сегодня таких наставников, которые пытаются делать это через псевдоисламские проекты сомнительного происхождения. Ведь что происходит в этой организации «Хизбут-Тахрир»?! Она обучает молодежь не исламу и призывает не к исламу. Если бы деятели этой организации призывали молодых людей к исламу, прежде всего они обращались бы к Корану. А что предлагают читать так называемые «эмиры» этой международной террористической организации?! Сочинения идеологов халифатизма, построения всемирного халифата. Молодые люди на совместных встречах, беседах, чаепитиях изучают не Коран, а труды Такиуддина Набхани и современных лидеров «Хизбут-Тахрир», где им внушается мысль: ваше государство неправильное, ваши правители лицемерные, ваши имамы лицемерные. Все нужно здесь разрушить и построить халифат. Вот в чем опасность. Совершенно незаметно человек из стадии радикально настроенного юноши переходит в стадию экстремистскую. Ведь что такое экстремизм и в чем различие между радикализмом и экстремизмом? Вы считаете одно, я считаю другое, но мы живем в одном государстве и должны друг друга уважать. Каждый имеет свое мнение.  Допустим, я начинаю проявлять свои экстремистские взгляды. Если, например, вы не согласны с моим мнением или я не согласна с вашим, требую, чтобы вас физически уничтожили, и предпринимаю какие-то меры, то это уже терроризм. Вот то, о чем говорил Талгат Сафич, что произошло у нас в Татарстане летом этого года. С несогласными физически расправляются, то есть на территории России экстремизм перерастает в стадию терроризма. В Башкирии пока этого нет, но то, что молодежь отвлечена от настоящего ислама псевдоисламскими призывами и лозунгами это, к сожалению, имеет место в республике. Здесь единственный выход – это просвещать, просвещать и просвещать. Мы не можем молодежь палкой загнать в мечеть, но и мечеть должна делать все возможное, чтобы молодые люди шли в храм, а не в эти ячейки. Увы, проблема в том, что как сложилось, так сложилось.

 

Корреспондент:

Насколько актуально для религиозных лидеров здесь в Башкортостане, Татарстане, в других мусульманских республиках звучит инициатива о создании общественной организации «Гибадуррахман», которая была высказана здесь?

 

Талгат Таджуддин:

Пророк Мухаммад (мир ему) сказал: «Привяжи верблюда, а потом на Бога надейся». Когда мы говорим о работе с молодежью, с общественностью, вот даже с молодежью в мечетях в городах, в самой Уфе, в больших городах, то молодежи там 95% и ничуть не меньше. В соборных мечетях на Тукаева и «Ляля-Тюльпан» и в других местах, где в Уфе проводятся молитвы, – 95% молодежи. Возможно, мы бы не создавали общественную организацию, может быть, и надобности в ней  не было бы, но в СМИ  присутствие религиозных деятелей не только мусульманских, но и вообще традиционных конфессий мизер. Одна передача «Джумга» на телевидении на 20 минут, а в прессе, по радио в Башкортостане ее практически нет. На платной основе мы работать не можем, из-за того, что религиозные организации отделены от государства и никакой помощи от государства в этой сфере не получают. Поэтому у нас первая проблема – не экстремизм, а  проблема оплаты за отопление и свет. Даже те передачи, которые мы транслируем по Первому каналу с  праздничных богослужений, обходятся на сумму более  трехсот тысяч рублей. И поэтому здесь помощь СМИ нужна, нам необходимо совместно  работать. Голос «Гибадуррахман» должен доходить до широкой общественности, а на улице по микрофону кричать, демонстрации и шествия  организовать – это не выход. Через круглые столы,  обсуждения с  участием  и духовенства, и общественности. Все это показывать по телевидению, рассказывать по радио, освещать в  газетах, как вот ваша «Комсомольская правда». Почаще эти вопросы поднимать. Люди, несмотря на то, что есть телевидение и радио, все равно читают газеты. Нельзя замалчивать эту проблему, не надо ждать момента, что происходит на Северном Кавказе – в Чечне и в Дагестане.

 

Корреспондент:

В связи с тем, что наш мир становится с каждым днем практически все глобальней и глобальней, насколько религиозны события в Ливии, Сирии и других арабских странах, какой отклик находят они у нас в стране и в республике, в частности? Чувствуете ли Вы отголоски?

 

Талгат Таджуддин:

Моментально откликается всеми, но, слава Аллаху, у нас в Башкортостане, да и во всей России все прекрасно поняли, что происходит в Северной Африке – в Ливии, Тунисе, Египте, что это настоящая провокация, которая была полностью организована из-за океана. И доказательство этому то, что произошло недавно после Рамазана, когда показали фильм «Невинность мусульман» и, в первую очередь, в те страны, где произошла «арабская весна», показали этим заокеанским правителям или координаторам как они относятся к их потомкам. Это было полностью организованное мероприятие, настоящая провокация против ислама и мусульман. Но она, Инша Аллах, не пройдет, потому что широкие массы народа, как в Египте, Тунисе, Ливии и в других странах, не приемлют этого диктата западных стран. Мы это видели по Афганистану и по Ираку.

 

Корреспондент:

С чем Вы связываете появление за последнее время большого количества исламских СМИ? В Москве есть глянцевый журнал о стиле и современной жизни мусульманина, появились первый общественный мусульманский телеканал «Аль-РТВ» и многочисленные интернет-сайты.

 

Талгат Таджуддин:

Ну, очень хорошо, что появляется. Может не всегда удачно, некоторые используют это не в тех целях, не для того, чтобы крепить мир и согласие в нашей стране и не только для того, чтобы ознакомить с исламом,  его основами. Совсем другие цели преследуют некоторые сайты. Мы это воочию видим.

 

Корреспондент:

Вы отслеживаете?

 

Талгат Таджуддин:

Конечно! То, что плохое, уйдет, а то, что полезно, останется. До революции было около четырехсот журналов и газет про мусульман России,  и мы до сегодняшнего дня восхищаемся глубоким их содержанием в богословском плане и в плане заботы о родном языке, о сохранении основ традиционного ислама. Поэтому нам есть много чему поучиться у духовного наследия наших предков.

 

Корреспондент:

Айслу Билаловна, как Вы расцениваете принятие закона об уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих? Почему этот закон был принят в этом году, в наше время? Как вы расцениваете его?

 

Айслу Юнусова:

Если вы позволите,  вопрос о владении оружием я тоже затрону. Не только на мой взгляд, но и с точки зрения общественно-правовой наше общество не может быть разделено на верующих и неверующих. Законы, которые принимаются, распространяются на все население Российской Федерации. И в этой среде мы не можем выделять какие-то отдельные группы, в том числе, закон о ношении оружия, он одинаков для всех. В этом плане уважаемый Талгат Сафич совершенно справедливо уповает на Всевышнего, но, в то же время, мы живем в государстве и полагаться хотелось бы на государство, на его обязанности защищать права и свободы человека, гражданина, в том числе, и обеспечить его личную безопасность, что написано в Конституции Российской Федерации, статьях 45, 22 и т.д. Поэтому мне кажется, что когда речь идет о новых законах, они должны иметь ввиду абсолютно все население. Тоже самое в отношении закона «Об уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих». Вы меня извините, вот вы верующий. Оскорбление ваших чувств подлежит уголовному преследованию, а неверующих, значит, можно оскорблять? Я тоже могу подать в суд. Сейчас принятию такого закона послужили события, связанные с группой «Пусси Райт», но есть статья 213 «Хулиганство» УК, где четко сказано, что хулиганство – грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение общества, совершенное, пункт «б», по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды. Что еще нужно? Группа «Пусси Райт» совершила самое настоящее хулиганское деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору и подлежащее штрафу от 500 тысяч рублей до 1 миллиона, либо к принудительным работам на срок до пяти лет, либо к лишению свободы сроком до семи лет. Ажиотаж вокруг данных событий, развернутый в СМИ, побудил многих на эмоциональной волне к такому законотворчеству. У нас очень хорошее законодательство, но его надо исполнять, исполнять и закон «О свободе совести», и статьи  Конституции, и уголовный кодекс. Тот закон, который вы сейчас назвали, делит страну на верующих и неверующих. И это недопустимо с точки зрения современного общества. У нас никогда не было реального атеизма. Если мы возьмем эпоху расцвета социализма, когда казалось бы существовал догмат коммунистической идеологии, и все мы были атеистами, но посмотрите на кладбище: хоть один памятник стоит поставленный не по религиозным традициям? Коммунист со звездой, но он смотрит туда, куда ему положено по духовным канонам. То есть, наша религиозность сознательная, но и бессознательная всегда имела место. Кто-то убежденно сохранил свою религиозность и веру, кто-то не громко называл себя верующими. Очень многие люди просто не могут определиться и найти истину и слово Божье в тех храмах, которые им казалось бы положено посещать: русским – православные церкви, башкирам и татарам – мечети, евреям – синагоги. Понимаете, современный человек ищет большего, чем могут дать те служители, которые формировались в 60-70-е годы. Современный  человек  ищет ответы на свои вопросы, и это сегодня основная  причина распространения  в значительной степени протестантских и неопротестантских течений. А вы знаете, что в протестантских организациях сегодня на территории Башкортостана 33% – это татары и башкиры? То есть, казалось бы, им место в мечети, но они что-то большее хотят услышать, найти. Вот здесь работа с тем, чтобы в веру народ вернуть, приобщить. Нужно очень много со стороны тех, кто работает в этой сфере, профессионалов в Иудаизме, Православии и Исламе.

 

Корреспондент:

Спасибо. Талгат Сафич, как Вы можете данный закон прокомментировать?

 

Талгат Таджуддин:

Этот закон действительно, как отметила Айслу Билаловна, есть, просто его нужно было применять. И применять ко всем гражданам – верующим и неверующим. Никто этого не спрашивает ни в суде, ни в другой организации. Это дело совести самого человека. Но когда явно это получилось в Храме Христа Спасителя, такое оскорбление чувств верующих и самой церкви, я тоже считаю, что это на волне эмоций было принято, не по инициативе верующих и не по инициативе духовных организаций, депутаты решили показать свою приверженность религиозным традициям нашей страны. Прежде всего мы бы нуждались в таком законе, по которому государство могло бы помогать всем традиционным конфессиям. Это прежде всего Православию, Исламу, Иудаизму, Буддизму. Оказывать помощь хотя бы для покрытия тех же  коммунальных расходов. Самая большая беда сегодня в том, что духовенство не имеет возможности полностью работать в своей сфере. Айслу Билаловна хоть и вскользь, но покритиковала духовенство за то, что оно не полностью соответствует себе. Это еще долго будет длиться, может, еще 10-15 лет. Действительно, не будет соответствовать. Когда мы только начали готовить кадры, было очень сложно. Например, первое медресе в России открылось в Уфе в 1989 году, мы приняли 70 студентов. Это количество было на всю страну! Они два-три года спали в мечети на полу, там же учились, им там же преподавали. Когда меня избрали муфтием в 80-м, у меня была мечта подготовить хотя бы сорок студентов. Почему именно сорок? Всего 93 мечети было, и хотелось хотя бы половину из них укомплектовать достойными кадрами. В Бухару в медресе «Мир Араб» в том же 80-м году отправили десять студентов, а это 20% их учащихся. На 70 миллионов мусульман СССР было разрешено обучать только 50 человек. Во всем сказывается советское прошлое. После семидесяти лет государственного атеизма остро стояла проблема подготовки кадров.

Религиозным деятелям нужно изучать и арабский язык, и Священный Коран, который мусульмане тысячу четыреста с лишним лет изучают. И Сунну Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Всевышнего) тоже изучать нужно. У нас алфавит в 30-х годах был полностью заменен. 1400 лет мы писали на основе арабской графики, и сейчас не только молодежь, но даже пенсионеры и люди пожилого возраста этими книгами воспользоваться не могут. Большинство книг было уничтожено. Может, осталось процентов пять-десять, и то в Академиях наук. Журналы о мусульманах, которые до 1918 года издавались, остались только в единичных экземплярах у нас в библиотеке ЦДУМ и в Академиях наук. Больше нигде их нет. Как  все это восстановить? В православии подавляющее большинство храмов сохранено, и сохранено культурное наследие. У нас практически ничего не осталось, ни одной книги даже по истории  нет. Только в устной форме дошла до нас информация от родителей, бабушек и дедушек. Поэтому на подготовку достойных кадров духовенства еще уйдет немало времени.

Этот закон мы воспринимаем нормально. Пусть работает, время покажет, когда и общество дойдет до того понимания, что нельзя делить на светских и религиозных, нельзя оскорблять верующих и неверующих. У нас даже ветку дерева нельзя сорвать, не позволяется по религии – грех. Если нужно на дрова, то только тогда. А просто так вредить, просто так топтать и по полю пройти пешком, где  растет хлеб – все это грехом считается перед Всевышним. И не только это. Бросил окурок на землю – грех, плюнул – грех. Вот такое отношение должно быть и к окружающей природе, и  друг к другу. И тогда никаких законов «О защите чувств верующих» не понадобится. Но проходить мимо, когда в храм входят подлые, бесстыжие люди и совершают порочные действия, а до этого совершили разврат в зоопарке, в магазине. Не молчать… Слава Богу, никто не промолчал. А тем, кто подняли шум на всю страну о свободе слова, свободе  выражений, Бог им судья.

 

Корреспондент:

Вопрос по поводу наступающего праздника «Курбан-Байрам». Поскольку, несмотря на все проблемы, традиции продолжаются, праздники отмечаются, скажите, пожалуйста, как в этом году в отличие от прошлого он будет проходить?

 

Талгат Таджуддин:

«Курбан-Байрам»  ждем с большой радостью. Это праздник завершения Хаджа, он возвращает нас ко временам создания рода человеческого и заставляет вспомнить, что по сути у нас у всех общие прародители – Адам и Ева. И когда это понимаешь, то все различия по нации, языку, культуре отходят на второй план. «Курбан» переводится как «близость к Богу», друг к другу. Мы все – единый род.

Как всегда в этом году будут заколоты около 200 барашков, а мясо роздано в детские дома, дома престарелых, студентам. Напомню, что в этот день треть мяса от барашка необходимо отдать нуждающимся, треть оставить себе, а из оставшейся трети приготовить угощение для близких. Будет праздник и для детей – они смогут посоревноваться в чтении Корана, знании ислама. Вообще у нас в Башкирии все праздники давно стали всеобщими, без различия национальности и веры. Ведь праздники на то и даны, чтобы радоваться и объединяться. У нас уже все праздники стали общими.

 

Корреспондент:

С 1 сентября этого года изучение родного языка в школе будет только по желанию.  Как Вы к этому относитесь?

 

Талгат Таджуддин:

Я думаю, что каждый сам должен выбирать, а если кто-то откажется, приведу пример из жизни. Мои родители поехали в Латвию в советское время и на русском языке попросили что-то показать с витрины. Продавщица не реагирует, несколько раз спросили, будто не слышит. И на родном татарском пожурили ее. Она сразу обернулась к ним и тоже на татарском: «Вы почему на меня ругаетесь?» Тоже татаркой оказалась.

Вот такого не должно быть, неприятие каких-то языков, главное, чтоб не потеряли человеческого языка, но раз живем в Башкирии, башкирский язык хотя бы для малого общения должны изучать, русский обязательно. Раньше и в Башкортостане, и в Татарстане очень многие, в частности, русские, прекрасно знали и татарский, и башкирский языки. Нельзя пренебрегать ни одним, тем более, если он нужен для общения. Даже знание иностранного языка – честь и почет. У нас здесь не заграница, мы здесь живем, поэтому мизерные познания языков характеризуют культурный уровень человека.

 

Корреспондент:

Как Вы оцениваете ситуацию со строительством Соборной мечети на проспекте Салавата Юлаева и скандалами вокруг нее. Кто финансировать будет?

 

Талгат Таджуддин:

Каких скандалов? Сейчас уже вопросов нет, потому что денег нет. Да, пропало много денег,  когда копали и когда сваи забивали. Без хозяина ничего не может быть. Должен быть собственник этой земли, этого строительства. С самого начала хозяина не было, и до сегодняшнего дня нет. Надо определиться как, что и кто, тогда все наладится. Если она заложена ради Бога, то, несомненно, она быстро построится. В ближайшее время определится собственник этой мечети, хотя на самом деле собственник – Бог.

 

Гузель Зарипова, «Спутник 107 FM»:

Талгат Сафич, позвольте поздравить Вас с прошедшим 4 дня назад днем рождения.

 

Талгат Таджуддин:

Какой прошедший? 365 дней впереди. Пока 65 не исполнится. Спасибо большое.

 

Корреспондент:

Так как мы собрались здесь, чтоб обсудить мнение башкирской общественности на события прошедшие на Северном Кавказе и в Татарстане, вопрос такой – всем известно, что исполнителем убийства Саида Эфенди была женщина, с чем связано, что женщины используются в качестве исполнителей? И есть ли в этом плане разница между женщинами, принявшими ислам и выросшими в исламе? Известно, что Амина Сапрыкина была русской, принявшей ислам. И третий вопрос, будут ли предприняты какие-то меры в работе с женщинами и детьми, чтоб предотвратить это?

 

Талгат Таджуддин:

Прежде всего, кто такой Саид Эфенди? Это величайший духовный наставник, у него тысячи, десятки тысяч последователей. Он раньше был чабаном. Некоторые удивляются, как это чабан, пастух стал духовным наставником? На самом деле ни один Посланник Божий, ни один Пророк не был избран посланником, пока он не пас овец, скот. Духовный наставник сначала должен пройти эту стадию, когда он работает с животными, изучает их повадки и учится их пасти, и потом уже идет к людям. Саид Эфенди был изумительно искренним человеком, вестником, суфием, очень простым. Я лично с ним не был знаком, но слушал его записи, читал книги. Один из наших муфтиев Рашид-хазрат из Волгограда периодически к нему ездил, получал его наставления, очень уважительно отзывался о нем. Все его уважали. Именно поэтому его и убили. А использовали женщину для противостояния последователям традиционного ислама в Дагестане, чтобы в зародыше, в самом корне истребить, но они глубоко ошиблись, потому что последователи Саида Эфенди как были, а сейчас их стало еще больше в связи с этим убийством. Они еще крепче будут противостоять экстремизму. Использование женщины – это очень древний прием. Первым ее использовал Иблис, шайтан, использовал в раю, когда через женщину подговорил Адама скушать запретный плод. Так, что мы все потенциальные клиенты шайтана. Женщины гораздо острее чувствуют. Коснувшись этой русской женщины, используют ее любовь к истине. Я не знаю, что с ее супругом. Может быть, его убили. В большинстве случаев используют именно это, когда женщина потеряла мужа, сына, брата. Ее используют как пушечное мясо, как живую торпеду. Редко кто из мужчин на это пойдет. А вот женщина, потерявшая самого близкого человека, решается. А что с этим делать? У каждого человека есть шайтан, даже Пророк Мухаммад (мир ему) об этом говорил. Когда у него спрашивали, что, мол, и у тебя он тоже есть, он отвечал: «Да, и у меня есть шайтан, только он принял ислам». Поэтому надо, чтоб шайтан, который есть у каждого из нас, принял ислам, а для этого нужно именно образование, мы должны учить детей, внуков традиционному исламу.

Сейчас во всем мире идет духовно-нравственное возрождение, и у мусульман, и у христиан, у всех народов. Каждый хочет познать свою историю, традицию, свою веру. Для некоторых это мода. Но это было 15-20 лет тому назад, сейчас уже не мода, а жажда. Даже бизнесмены, олигархи каждый год возводят 20-25 мечетей. Откуда деньги? Из бюджета ни копейки нет. В некоторых селах за четыре месяца мечети поднимаются. Знаю десятки людей, которые и курят, и пьют, намаз не читают, но мечети строят, порой следуя моде. Но потом что-то раз и шевельнется в душе, ведь саму мысль об этом дает Бог, или матери говорят им. Знаю некоторых, кто равнодушен к религии и уж тем более к мечети, есть она или нет, но он помогает ее строить, чтоб мать была довольна, а потом потихоньку сам приходит туда, потом в Хадж едет, намаз начинает совершать. Даже супруга удивляется, что случилось? Вот так происходит духовное возрождение.

 

Корреспондент:

Большое внимание уделяется духовному образованию молодежи, так как радикализация происходит именно в этой среде, но старшее поколение не имеет возможности учиться в образовательных учреждениях. Предпринимаются ли меры по образованию людей старшего поколения, так как в деревнях, где в основном старшее поколение, и они наиболее подвержены новым течениям?

 

Талгат Таджуддин:

Вы задали очень важный вопрос. Людей пожилого возраста в мечетях не встретить. На Тукаева человек 20 и в «Ляля-Тюльпан» также. Раньше, в начале 80-х, в мечетях более 50-60% были люди преклонного возраста, сейчас их нет. Они около телевизора сидят, либо молятся этому ящику, либо бутылке. Есть при каждой мечети воскресные школы, отдельно мужчины, женщины, молодежь. Там изучаются основы ислама, исполнение обрядов, читают Коран. Но насильно кого-то притащить невозможно. Можно организовать уроки и по телевидению, если желающие обратятся с такой просьбой. Это было бы здорово, очень полезно. А на селе что делать? Первым делом убрать из всех магазинов спиртное. Ведь не секрет, что происходит в деревнях, даже в мусульманских. Когда зеленого змия не будет, только тогда они начнут искать что-то для души.

 

Корреспондент:

А о подготовке мулл в деревнях?

 

Талгат Таджуддин:

Это идет своим чередом. У нас в Российском исламском университете учатся 700 человек, из них 130 человек молодежь до 35 лет, а заочное обучение от 25-30 до 70 лет со всех регионов страны. Они изучают настоящий ислам, и арабский язык, и Коран, и сунну пророка Мухаммада, и богословие, а те, кто учатся очно, изучают еще и светские дисциплины, им преподают доктора наук, профессора Башкирского государственного педагогического университета. Большинство тех, кто учится в РИУ ЦДУМ России, уже служат в мечетях, также в них преподают. По завершении учебы все получают дипломы.

 

Корреспондент:

Курсов много, в городе возможностей больше, но на селе все же проблема существует.

 

Талгат Таджуддин:

Каждый год около 200 человек представителей духовенства проходят курсы повышения квалификации в РИУ.

 

Корреспондент:

Время от времени силовые ведомства нам сообщают о том, что они раскрыли какие-то экстремистские группировки на территории нашей республики. Как-то в этом задействованы религиозные организации? Есть ли у вас какие-то рычаги помимо общения с верующими, наставления?

 

Талгат Таджуддин:

Ни одна община не принимает на работу выпускников зарубежных исламских учебных заведений, если они не закончили его по направлению ЦДУМ России. Можем принять, если только они прошли высшую аттестационную комиссию нашего Российского исламского университета. Также не допускаем к преподавательской деятельности никаких радикалов, если есть таковые. Они приходят в храмы, помолятся, уходят. А к минбару для выступления не допускаются. Никакой деятельности на территории мечети ни в городах, ни в районах они вести не могут. Есть изречение Пророка Мухаммада (мир ему): «В мечети говорит имам, или тот, кому он дает разрешение». Имам не имеет право давать возможность выступлению или проведению пятничного или праздничного богослужения, кроме как представителям духовенства, которые работают в системе Центрального духовного управления мусульман России. То, что вне территории мечети, это поле деятельности правоохранительных структур. У нас никаких дружин нет.

 

Корреспондент:

Тех, которые все-таки хотят что-то сказать в мечетях,  знают имамы?

 

Талгат Таджуддин:

Не обязательно знать. Немало тех, которые гастролируют, заезжают в мечети и просят выступить. «Я был в Мекке, дайте мне сказать» – такое у нас не проходит. Недавно в одном из районов Башкирии приехали в мечеть люди из Пакистана, собрали людей и начали говорить, что Чечня хочет отделиться от России, но селяне сразу сообразили и быстренько сообщили в милицию, что пришли какие-то шпионы. Бабаи у нас чуткие.



По итогам IX съезда ЦДУМ России состоялась пресс-конференция в «Комсомольской правде» в Башкортостане» По итогам IX съезда ЦДУМ России состоялась пресс-конференция в «Комсомольской правде» в Башкортостане» По итогам IX съезда ЦДУМ России состоялась пресс-конференция в «Комсомольской правде» в Башкортостане» По итогам IX съезда ЦДУМ России состоялась пресс-конференция в «Комсомольской правде» в Башкортостане» По итогам IX съезда ЦДУМ России состоялась пресс-конференция в «Комсомольской правде» в Башкортостане»

Возврат к списку